Под защитой сильной компании!
Телефон 8 (917) 5 888 777; 8 (903) 283 35 27
E-mail info@ruslaw-com.ru

Квартира в Москве: дешевле только даром

Как известно, квартирный вопрос давно испортил москвичей. Но если во времена Булгакова речь шла о дрязгах простых смертных, сегодня махинации с недвижимостью полностью пропитали власть. Особое раздолье для аферистов и их пособников в судебных мантиях дают аукционы заложенной недвижимости. Легким нажатием кнопки открытые торги превращаются… превращаются торги… в подставной междусобойчик.

Беда пришла откуда не ждали…

Предыстория такова. В столице нашей Родины жила-поживала женщина. Обычная москвичка, хотя и с довольно редким именем Нинель. Как имя ей дали в честь вождя мировой революции – в обратном прочтении, так и квартиру площадью 75 квадратов она в далеком 1974 году получила на Ленинском проспекте. Собственно, трехкомнатная квартира – единственное, что нажила – не считая пенсии 17 тысяч рублей и звания «ветеран труда».

Нинель Борунова. Январь 2018 года

Сначала Нинель Борунова потеряла сына Сергея. В январе 2013 года он признался в обнаруженном раке желудка, а уже в декабре скончался. Лечение не помогло. Горькое правило, что беда не приходит одна, пенсионерка сполна хлебнула на склоне лет. Хотя и сама к этому руку приложила. Когда за год до трагедии родился внук Андрюша, на радостях Нинель Дмитриевна оформила на Сергея договор дарения единственной квартиры. Кто тогда предвидел, что очень скоро старушке вместе с младенцем придется ее наследовать? И уж, тем более кто знал, что за три месяца до смерти Сергей успел заложить жилье за кредит?

Узнали только в октябре 2015 года, когда вступили в права наследования, и с иском обратился АО «Банк ЖилФинанс». С учетом процентов, просрочки, пеней и госпошлины долг вырос с 7 миллионов 266 тысяч до 10 миллионов 316 тысяч 307 рублей 68 копеек. Взыскать эту сумму с похоронившей сына женщины и осиротевшего младенца распорядился Никулинский районный суд г. Москвы 10 февраля 2016 года.

Внимательный читатель, конечно, задаст вопрос: «А куда вообще делись кредитные деньги?» Доподлинно одному Богу известно. Первая версия – Сергей Борунов, будучи коммерсантом, вложил их в дело, но подкошенный смертельной болезнью не сумел извлечь обратно. Тем более, все его дебиты-кредиты хранились исключительно в голове. Ни мать, ни гражданскую жену в детали не посвящал. Но скорее всего, Сергей о страшном диагнозе узнал на несколько месяцев раньше, чем сообщил матери; и кредит ему как раз и понадобился для дорогостоящего лечения. До последнего надеялся, что выкарабкавшись из объятий смерти, поправит дела и погасит заем.

Дышлом в дых старушке

Но статья вовсе не о пропавших деньгах. Как и перед Нинель Боруновой не возникало вопроса: платить или не платить? 83-летняя пенсионерка пребывает в здравом уме и сразу осознала – с квартирой придется распрощаться. В этой неизбежности ей некого винить кроме себя и покойного сына. Дело в ином. Как мы уже сказали, совокупный долг перед банком составил более 10 млн рублей. А стоимость наследственного имущества – той самой квартиры на Ленинском проспекте – оценили в 12 млн 603 тыс. 653 руб. 79 коп. Причем, такая стоимость указана в судебном решении. При продаже квартиры и весь долг с процентами удалось бы погасить, и остаток сохранить 2 миллиона 287 тысяч рублей.

Но закон что дышло… Лихо тем дышлом повернула судья Ольга Казакова. У старушки с младенцем вместо двухмиллионного остатка возник новый долг – на сумму 1 миллион 600 тысяч рублей. Судья назначила торги со снижением стоимости на 20%. Так продажная цена квартиры сдулась до 8 миллионов 659,2 рублей. Хотя Нинель Дмитриевну в суде уверяли, что это нормальная практика, якобы в ходе торгов предложения приблизятся к рыночным, пенсионерка и ее адвокат уже ожидали подвоха.

Они как в воду глядели. 2 февраля 2016 года в заявлении об изменении порядка и способа исполнения решения суда так и указали: «Нельзя исключать, что квартира будет реализована по цене меньшей, чем составляет солидарная задолженность заявителей перед Банком».

Нинель Борунова и мать мальчика просили судью дать возможность самостоятельно продать квартиру. Такой способ судебного решения допустим ст. 203 ГПК РФ и ст. 37 федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ  «Об исполнительном производстве». А главное –был выгоден самому банку, который получил бы автоматически долг в полном размере!

Суду даже представили письменное обязательство купить квартиру одним гражданином по рыночной цене. Согласно договоренности, деньги он готов был внести на расчетный счет залогодержателя – банка «ЖилФинанс».

Нинель Борунова с внуком Андреем.
 Тем, у кого отобрали полностью наследство
и оставили еще с долгом в 1 604 485 рублей

Однако судья Казакова вместо устраивавшего обе стороны решения проявила необъяснимое упрямство. 83-летнюю старушку обвинила в затягивании исполнения судебного решения. Со слезами Нинель Борунова обратилась во вторую инстанцию – Московский городской суд. Но и здесь ей отказали в самостоятельной продаже квартиры. Походя судьями была нарушена статья 1175 Гражданского кодекса РФ – наследники отвечают по долгам наследователя исключительно в пределах стоимости наследуемого имущества.

 Интересно, ради кого гельминты Фемиды отвергли принципы человечности и из всех вариантов вердикта избрали худший – как для наследников заемщика, так и для кредитора?

Осторожно, Виряскин!

Судья Ольга Казакова оказалась в начале пищевого тракта, оканчивающейся клоакой современных черных риэлторов. Промежуточными звеньями стали Тропарево-Никулинское ОСП УФССП России и ТУ «Росимущество» по г. Москве. Росимущество не напрямую выставляет залоговую недвижимость на торги, а передает коммерсантам. В нашем случае организатором торгов была фирма ООО «Оптима Сейл». А та в итоге привлекла непосредственного оператора электронной площадки – ООО «Технологии».

В отличие от сказки про репку, ни один из участников этой цепочки ничего не выращивает, не производит, лишь отъедается за чужой счет. Как и предполагали Нинель Борунова с адвокатом, торги оказались профанацией.

К аукциону было допущено трое участников. С помощью поисковика легко убедиться, что двое из них это завсегдатаи торгов в рамках исполнительного производства: Кирилл Виряскин и Александр Кислинский. Причем, задачей Кислинского является для видимости конкуренции сделать копеечный шаг аукциона, а затем без боя уступить лот Виряскину. Очевидно, что наличие третьего участника – Виктории Еньковой – в планы не входило.

Но, как выяснилось, и на такой случай у риэлтора Виряскина припасен джокер в рукаве. Торги должны были состояться 15 февраля 2017 года – с 9:00 до 11:00. Как раз в 9 утра Виктория Енькова при входе в личный кабинет на сайте оператора www.setaim.ru обнаружила, что ее учетная запись заблокирована. Причиной было названо введение неверного пароля пять раз подряд, а для разблокировки советовали обратиться к операторам площадки.

Доступ к личному кабинету Еньковой, как и следовало предполагать, был восстановлен службой техподдержки ООО «Технологии» аккурат в 11:00, когда закончился прием ценовых предложений.

Без Еньковой завсегдатаи электронной площадки изобразили привычную для себя борьбу нанайских мальчиков. Кислинский сделал предложение на 800 рублей выше стартовой цены, а Виряскин – еще на 3 333 рубля больше! Раскошелившись на 4 тысячи, он заполучил квартиру в центре Москвы почти на 4 миллиона рублей дешевле рыночной стоимости – ниже плинтуса. А бабушку и мать ребенка оставил вдобавок с долгом перед банком в размере 1 миллиона 604 тысячи 485 рублей.

Привет из Нидерландов

Обескураженная «открытостью» торгов Енькова обратилась с жалобой в Московское управление Федеральной антимонопольной службы. Из-за вмешательства ФАС оператора электронной горе-площадки ООО «Технологии» вынудили провести служебное расследование (или сделать вид?) В любом случае подтвердилось – несостоявшаяся участница торгов всё делала правильно. И когда пыталась войти в личный кабинет, тот был уже заблокирован оператором. Блокировку вызвало неустановленное лицо с IP-адреса 46.101.34.215, якобы находившееся на территории Королевства Нидерланды.

3 марта 2017 года Московское УФАС признало жалобу Еньковой обоснованной. Антимонопольщики лишь констатировали очевидный факт нарушения оператором электронной площадки своего регламента. Тот не обеспечил непрерывность проведения «открытых» торгов, функционирование программных и технических средств, равный допуск участников. Однако никаких мер воздействия к ООО «Технологии» не последовало. А  поезд уже ушел – и для Виктории Еньковой, хакерски лишенной возможности участвовать в торгах. И тем более  для Нинель Боруновой, чья квартира досталась Виряскину на пятый день после электронного лохотрона.

Логически вариантов два. Или Кирилл Виряскин напрямую «хакнул» конкурентку. Или это сделал оператор торгов, лишний раз подтвердив истинную суть названия ООО «Технологии». Эксперты склоняются ко второй версии.

«Создание самой системы электронных торговых площадок, – указывает гендиректор компании Group-IB Илья Сачков, – должно было повысить прозрачность сделок. На деле владельцы ЭТП зачастую вмешиваются в ход и результаты торгов. При этом из-за отсутствия у контролирующих органов и судов понимания технических аспектов работы ЭТП, а также отсутствия в стране широкой практики сбора и анализа цифровых доказательств, практически невозможно доказать факт нарушения в случае подозрений. В такой ситуации владельцы электронных торговых площадок рассчитывают на безнаказанность, часто ссылаясь на технический сбой или безграмотность потерпевшего участника торгов».

Ясно, что если «хакнул» торги оператор, сделать он мог такое опять же лишь в интересах Виряскина. Иначе зачем подставляться и бросать тень на всю цепочку умыкания квартир – вплоть до районного судьи?  Но всё же… Вдруг ООО «Технологии» и их заказчики из ООО «Оптима Сейл» не при делах? Можно же было попытаться поймать взломщика за руку, спасти и так испачканную репутацию госторгов!

Разбираться в кибератаке отправили участкового

Участковый полиции Егоров Олег Николаевич

Виктория Енькова потеряла лишь время на участие в торгах. А Нинель Борунова – всё в своей жизни, став главной потерпевшей мошенничества. С решением ФАС ее адвокат отправился в полицию – в московское управление экономической безопасности и противодействия коррупции. От имени старушки подал заявление на имя генерал-майора Сергея Солопова о возбуждении уголовного дела.

Главный факт, который довели до сведения полиции, – установленная блокировка учетной записи Еньковой. Налицо преступление, предусмотренное ст. 159.6 УК РФ, – мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть приобретение права на чужое имущество путем блокирования компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации.

Любому очевидна взаимосвязь между атакой на торгах и той ценой, за которую получил с молотка квартиру Виряскин. Проверка могла расставить точки над «i» и послужить основанием для пересмотра дела в суде. К заявлению адвокат приложил похожие до безобразия случаи сбоев торгов, где участвовал этот скупщик. А их в рамках исполнительных производств набралось аж на 14 листов. И не только по квартирам, еще по автомобилям, земельным участкам.

С 2003 года на страже кибербезопасности России и ее граждан неусыпно стоит управление «К». Придет в голову какому-нибудь безответственному пользователю соцсетей выложить клип с Киркоровым или Бритни Спирс, так спецы из «К» всем личным составом отправляются ловить злоумышленника. Дабы восстановить неприкосновенность авторских и смежных прав! Еще они храбро борются с покупателями китайских авторучек–видеокамер. Но оперативней всего ищут и блокируют порнографию в Интернете. Ведь российские юноши должны без видеоподсказок учиться девушек любить.

Не случайно, в заявлении указывалось на необходимость силами отдела «К» ГУ МВД России по г. Москве установить, кем именно проведено блокирование во время аукциона. Кроме того взять объяснения должностных лиц его организатора и оператора торговой площадки. Но, полагая, что с порнографией в госторгах компетентные органы справятся не хуже, чем с обыкновенной «клубничкой», Нинель Борунова просчиталась. Ни до какого «К» заявление даже не дошло, а было отписано участковому инспектору по месту жительства.

Интересно, какие спецсредства есть у участковых, чтобы выйти на след хакеров? Никаких. Не удивительно, что вместо IT-расследования старушка получила бумажку с отказом в возбуждении уголовного дела.

А зря. Как-никак вихри враждебные ворвались в святая святых российского судопроизводства из самих Нидерландов! А вдруг Виряскин – иностранный агент и пособник НАТО? Уличи его, следователи могли по новой звездочке на погоны пришить.

По кругам кривосудия

На этом бумажный футбол не закончился. На основании решения ФАС Нинель Дмитриевна попыталась признать торги недействительными снова в Никулинском районном суде. В иске, который 7 июня рассматривала теперь Айгуль Шайхутдинова, москвичке вновь было отказано. Судья согласилась с представителем ООО «Оптима Сейл», что торги проводились вполне законно и конкурентно, а случившееся – досадная случайность (?!) Решение ФАС Шайхутдинова попросту проигнорировала. Видимо, скупщик квартир Виряскин был настолько уверен в лояльности суда, что даже не явился на заседание.

Прокурор Яна Старовойтова. Декабрь 2017 года

Накануне, 23 ноября, Борунова обращалась в Никулинскую межрайонную прокуратуру на имя старшего советника юстиции Яны Старовойтовой. И там заняли позицию добросовестности Виряскина, а проверить ее, как мы знаем, никто не пожелал. Снова пришла отписка, что правоохранительные органы не нашли состава преступления. Хотя, согласно п. 3 ст. 35 закона № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации», прокурор вправе вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.

Впереди у бабушки еще кассация Мосгорсуда и Верховный суд. Но с каждой очередной инстанцией всё меньше веры остается к судам и судьям.

 

И что в сухом остатке?

Для Нинель Боруновой полный жизненный крах. Со дня на день ее вышибут из квартиры, а денег ни на ночлежку, ни на юриста уже нет.

Для российского кривосудия, которое лишь по недоразумению себя зовет правосудием, – очередной выгодный прецедент, сулящий «маржу» и «откаты».

Для полиции – возможность и дальше ловить покемонов в церквях, коли мошенники не по зубам.

Для киберпреступников – зеленый свет на все без исключения электронные площадки, включая госзакупки.

А в целом для государства – такой же печальный конец, как для старушки Боруновой и ее малолетнего внука.

Максим ЗИМИН

Источник: http://vsalex.blogspot.ru/2018/01/blog-post_29.html